PoliticalWay

Все стороны политики

Леворадикализм
Страница 2

Такого рода толчком был признан индивидуальный я групповой террор, методы которого были заимствованы У латиноамериканских левокоммунистов, в частности, У Эрнеста Че Гевары. На основании успеха кубинской революции Че Гевара придавал преувеличенное значение тактике "фокизма" - организации партизанского очага. Европейский леворадикализм направляет свою террористическую деятельность не против диктаторских режимов, а против парламентской демократии. Право на террористическую практику леворадикалы обосновывают оценкой парламентских режимов как "профашистских" или "скрыто фашистских". Для доказательства этой истины они проводят террористические акции, чтобы вызвать репрессивные ответные меры правительства и тем самым оправдать обращение к терроризму. Попытки насильственно создать ненормальное положение предпринимаются леворадикализмом для того, чтобы сделать очевидной "профашистскую" природу парламентских режимов. Именно из таких соображений американские экстремисты декларировали: "Если надо будет прийти к фашизму, чтобы сделать революцию, мы пойдем на фашизм". X. Малер, лидер германских "красных бригад", писал, что его организация руководствуется таким принципом: сначала надо, чтобы всем стало совсем плохо, чтобы затем стало лучше. Это значит, что надо выманить наружу фашизм". По их представлениям, путь в "коммунистический рай" лежит через террористическое чистилище и фашистский ад.

Левые экстремисты неизменно подчеркивают свою принадлежность к марксизму, ссылаясь на общеизвестный тезис Маркса о том, что насилие - "повивальная бабка" каждого нового строя, сменяющего старый. "Мы всегда стояли за применение насилия как в массовой борьбе, так и в связи с этой борьбой" (В.И. Ленин) - это изречение вождя мирового пролетариата наиболее часто цитируется левоэкстремистами с акцентом на его вторую часть. Поскольку о массовой борьбе под руководством левокоммунистов в Европе и Америке пока не слышно, то террор применяется "в связи с этой борьбой".

К великому сожалению, в 60-х и 70-х годах левотеррористическая деятельность получила моральную поддержку у ряда деятелей европейской культуры. Среди них выдающийся итальянский писатель Альберто Моравиа, всерьез принявший заверения террористов о том, что они используют насилие только ради окончательного уничтожения насилия. Аналогичную позицию заняли тогда известные западногерманские писатели Генрих Белль и Гюнтер Грасс. На экранах кинотеатров появились фильмы, где террористы изображались "заблуждающимися идеалистами", использующими ложные средства, но личностями выдающимися уже в силу их веры, самоотречения и активности.

Страны "реального социализма" не ограничились моральной поддержкой. Отдельные группы террористов (фракции Красной Армии ФРГ) проходили подготовку в секретных военных лагерях ГДР. Арабские и ирландские террористы, как это стало известно из недавно опубликованных документов ЦК КПСС, получали финансовую помощь от руководства советских коммунистов.

Большинство террористических актов, осуществленных левоэкстремистами, было направлено против крупных промышленников и банкиров, а также против политических и государственных деятелей. Но нередки и случаи массового террора, направленного и против населения. Пренебрежение нуждами человека, к самой человеческой жизнью органично связано у левоэкстремистов с презрением к "исступленному потребительству", к стремлению рабочих улучшить условия труда и быта, повысить свою зарплату. Все это расценивается ими как "обуржуазивание" пролетариата, как его "интегрирование" в систему капиталистических моральных, идейно-духовных и материальных ценностей. Левоэкстремистами был проведен ряд террористических актов, как, например, поджог универмага в Брюсселе, в результате которого погибло множество людей. Далее последовала длинная вереница террористических акций, кульминацией которой было похищение и убийство в 1978 г. бывшего премьер-министра Италии Альдо Моро.

Левый терроризм достиг пика в 1979 г. (около 2 тысяч террористических актов за один только год), а затем пошел на убыль вследствие общественной изоляции и враждебного отношения к нему демократических организаций.

Одна из причин снижения активности леворадикального движения - это отталкивающее убожество, лживость социальных идеалов, представавших перед его приверженцами в двух ипостасях - казарменного коммунизма либо анархо-коммунизма. С потрясающей силой подлинный облик казарменного коммунизма и его человеконенавистническая сущность проявились в полпотовской Камбодже, превращенной в огромный концентрационный лагерь. По рецептам левокоммунистических теоретиков местными реформаторами были отменены, как пережитки капитализма, деньги, промышленность, торговля, медицина, образование, искусство, а сельское хозяйство было низведено на уровень примитивного рабского ручного труда. Здесь не только не стоял вопрос о демократии, но жители этой страны фактически были превращены в рабов.

Страницы: 1 2 3


Статьи по теме:

Социологические концепции государства и права
Юридический позитивизм соответствовал повседневным правовым интересам развивающегося гражданского общества, но не давал ответа на ряд острых социальных проблем. Вне поля зрения юридического позитивизма оставались противоречия и конфликты ...

Состояние политической культуры современной России
Коренным образом изменившаяся политическая ситуация заставляет вспомнить слова героини рассказа А.П. Платонова: «Надо снова учиться жить». Жить в новых условиях. Можно ли научиться жить в условиях плюрализма? Не будет ли это приводить к ...

Роль информационных потоков в современной геополитике
Для любого государства состояние его политических отношений с другими государственными образованиями является определяющим фактором внутренней стабильности и безопасности. С наступлением эпохи информационного общества геополитическая кар ...