PoliticalWay

Все стороны политики

Ушел ли тоталитаризм вместе с двадцатым веком
Страница 4
Материалы » Ушел ли тоталитаризм вместе с двадцатым веком

В гитлеровской Германии все эти факторы отсутствовали, молодые нацистские фанатики не воспитывались на лозунге "Мир хижинам, война дворцам" и на антибуржуазных идеях. Да и сама социальная действительность в Германии была иной, там не было той огромной пропасти между "образованными верхами" общества и неграмотным крестьянством, какая существовала в России еще со времен Петра Первого, не было жуткой ненависти сельской бедноты к "мироедам", зависти, злобы, жажды свести счеты и расквитаться за накапливавшиеся столетиями обиды. Именно поэтому различия в "направлении ударов" власти в нацистской Германии, с одной стороны, и в Советской России и маоистском Китае - с другой, выглядят совершенно естественными. Гитлеризм направил энергию мобилизованных им масс против евреев и марксистов, а в позитивном плане воодушевил их идеей Великой Германии, возрождения военной мощи ради желанного реванша; этого оказалось достаточно для обеспечения преданности фюреру и его Рейху. Сталинизм и маоизм направили эту энергию в традиционное и органичное для марксистов русло искоренения "последних эксплуататорских классов" - и результат был аналогичным. Но не рисковал ли Гитлер, допустив существование в тоталитарном государстве экономически автономных частнособственнических классов? Не противоречило ли это принципу тотальной монополии на власть? Как выяснилось, нет. Нацистам удалось создать в Германии такую общественную атмосферу, в которой легальная оппозиция была совершенно невозможна - и не только благодаря террору и запрещению неконтролируемой властью политической деятельности, а еще и вследствие полного торжества в обществе идеи единства нации, национальной солидарности. Эксплуатируя патриотизм немецкого народа, направляя его по ложному, порочному и в конечном счете гибельному для самого этого народа пути, Гитлер, однако, смог на короткий срок создать исключительно мощный и прочный режим, базировавшийся в гораздо большей степени на вере и энтузиазме народных масс, чем просто на страхе. Никакой внутренней угрозы этому режиму не было, он пал вследствие военного разгрома, под ударами неизмеримо превосходящих сил противостоявшей ему коалиции. Моральный дух немцев, слепо доверившихся тому, что Черчилль назвал "чудовищной тиранией, непревзойденной в длинном и прискорбном каталоге человеческих преступлений", был поразительно высоким до самого конца. Достаточно вспомнить, как бились молодые солдаты в осажденном Берлине в абсолютно безнадежной ситуации .

Нацизм доказал, что возможно создать полностью тоталитарный режим и без ликвидации социальных сил, обладающих автономной экономической базой; достаточно держать эти силы под контролем. Сталин, ввиду специфики использовавшейся им марксистской идеологии не мог себе такого позволить, даже если бы и захотел. Это, впрочем, было исключено хотя бы потому, что он, по-видимому, искренне верил в необходимость полного искоренения частной собственности как таковой. Конечно, ему, как и Мао, было далеко до Пол Пота и Энвера Ходжи, вознамерившихся полностью искоренить религию, денежное обращение и даже семью в ее обычном понимании; подобный фантастический экстремизм был возможен только в маленьких отсталых странах, но не в России или Китае. Тем не менее, в меру своих возможностей Сталин, Мао Цзэдун и Ким Ир Сен добились многого. Созданные ими режимы можно назвать супертоталитарными по сравнению с гитлеровским - не в смысле степени насилия и жестокости (в этом отношении все они друг друга стоят), а по глубине социальной "вспашки" общества.

Можно только гадать, какова была бы эволюция нацистского режима, если бы он не погиб в результате поражения в войне. Что же касается режима, созданного Сталиным в соответствии с общим ленинским проектом, то его судьба нам известна. Уже вскоре после смерти вождя он перешел в состояние, которое можно назвать посттоталитарной фазой, затем начал деградировать. В брежневскую эпоху некоторые основные признаки тоталитаризма, такие как полицейский и идеологический контроль и террор, уже были несколько размыты. Первопричиной этого стало изменение самого характера советского общества, которое при Хрущеве начало превращаться в общество потребления; можно говорить о процессе обуржуазивания.

При Сталине примитивному нищенскому базису, говоря марксистским языком, соответствовала столь же примитивная идейная надстройка. Страх и энтузиазм исчезли после смерти Сталина и хрущевских разоблачений. Но система держалась не только на страхе одних и энтузиазме других, но и на общественной пассивности третьих, и именно этот последний фактор стал преобладающим после того, как исчезли два первых. Образовался идеологический вакуум; уже мало кто всерьез верил в грядущую победу коммунизма, в загнивание капитализма. В обществе происходил двойной процесс - обуржуазивания и деидеологизации. Вырастало весьма прагматичное, если не сказать циничное, поколение, знавшее, что придется жить при этой бездарной и бестолковой системе и поэтому надо находить свою нишу и устраиваться как можно удобнее.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9


Статьи по теме:

Типы политических руководителей
История изучения политического лидерства представляет собой пример обширного многообразия подходов. Одни исследователи определяют политическое лидерство - как "влияние", другие - как "управление", третьи - как "пр ...

Методы принятия политических решений. Политическая пропаганда и манипулирование
1 Политическая власть — центральное понятие политологии. Политическое знание вырастало прежде всего из осмысления сущности, направленности, механизма властных отношений в обществе. Давно подмечено, что при отсутствии или параличе власти н ...

Синай как главный театр войны
Синайские пески. На суше главным театром боевых действий стал Синайский полуостров. Исход операции здесь решал окончательный исход всего конфликта. В качестве современного театра войны Синай имеет мало себе подобных в мире. Это район, где ...