PoliticalWay

Все стороны политики

Первый парламентский опыт Германского Союза в трактовке Вильгельма Блоса
Страница 2
Материалы » Политические взгляды Вильгельма Блоса » Первый парламентский опыт Германского Союза в трактовке Вильгельма Блоса

18 мая 1848 г. во Франкфурте-на-Майне в церкви св. Павла собрался первый парламент Германии. Народное движение еще было столь сильно, что никакое правительство не могло противостоять ему бы сопротивляться ему, хотя бы оно, как это было в Австрии, с самого начала всеми силами решило противодействовать постановлениям парламента. Правительства Германского Союза выплачивали диеты, т.е. денежное вознаграждение депутатам парламента [11, с 232].

Народ в это время представлял собой массу, жившую и раздираемую тысячами противоположных интересов. С того времени, как крестьяне были удовлетворены, собственно революционные элементы оказались слишком слабы для того, чтобы вдохнуть в движение энергию и дать ему направление. По своей многочисленности, по крайней мере в больших городах и некоторых более развитых промышленных центрах, за крестьянами следовало мещанство, которое в движении играло роль свинцового груза, привязанного к ногам [11, с. 235].

По мнению Блоса, после поражения республиканцев, свобода, как цель движения, для конституционной буржуазии незаметно подменилось единством[39]. Исключительную задачу парламента она видела в том, чтобы поставить под одну крышу германского движения, отдельные большие и крошечные революции. Идеалом виделось единство Германии с сильным правительством во главе от которого ожидали восстановления «порядка», чтобы поднять упавшие курсы бумаг, введения единого законодательства и защиты, прежде всего, от городских масс, со стороны которых, как рисовала напуганная фантазия «следует ожидать всего дурного».

Это была социальная реакция, обусловленная эгоизмом и трусливостью класса собственников; она рассчитывала расчистить дорогу для политической реакции. В то время, как по Германии от одного конца до другого звучали гимны свободе, массами городского населения – совсем как в домартовскую эпоху – командовала полиция, и все его движения жестоко подавлялись, во имя порядка, вооруженными добрыми гражданами. В отдельных местах, где гражданское ополчение было демократично настроено, происходили кровавые столкновения между войском и гражданским ополчением [11, с. 233][40].

Когда во Франкфурте открылся парламент, либеральная и конституциональная буржуазия пришла в упоение. Даже среди демократов некоторые питали надежду, что парламент захватит власть в свои руки (234).

Парламент, состоявший из 600 членов, представлял «изумительную смесь ретроградных элементов и прогрессивных – все это перемешивалось в пеструю смесь предрассудка, будто здоровую государственную и общественную жизнь можно построить на бумажных конституциях, не отыскивая для нее опоры в реально существующих отношениях» [11, с. 234].

Вильгельм Блос пишет, что скоро произошло деление на партии. Правая выдавала себя за аристократически-конституционную партию; но всеми силами скрывали, что они – абсолютисты чистой воды. Лидер – генерал фон-Радовиц. Центр объединял в себе только конституционалистов; он разделялся на правый и левый центр. Правый центр, конституционно-аристократическая-либеральная фракция, состояла из либеральных патриотов прошлых десятилетий. Ярким лидером был Генрих фон-Гагерн. В левом центре сидел доктор Мориц из Штутгарта представлял конституционный левый центр во всех голосованиях колебался между демократией и конституционным либерализмом. Вождем собственно «левой» был Роберт Блюм из Лейпцига, которых Блос характеризует как не отвечающих задачам: дальнейший ход событий показал, что эта знаменитая левая стояла значительно ниже исторической задачи, выпавшей на ее долю [11, с. 235–236].

19 мая был избран временный президент, им стал Генрих фон-Гагерн. Он заявил: «Нам предстоит разрешение величайшей задачи. Мы должны выработать конституцию для Германии, для всей империи. Мы призваны и получили полномочие на решение этой задачи в силу суверенитета нации». Вице-президентом избрали Суарона [28, с. 212].

Но время показало, что у Собрания нет ни решимости, ни средств для того действительного воплощения народного суверенитета. 27 мая оно назвало себя учредительным собранием, т.е. оно было намерено само выработать новую конституцию и привести ее в действие, независимо от согласия государей и правительств. Между тем постановление, что собранию принадлежит верховная власть, уже потому не имело никакой ценности, что оно существовало только на бумаге [11, с. 238–239].

Страницы: 1 2 3 4


Статьи по теме:

Учение И. Канта о праве и государстве
Иммануил Кант (1724–1804 гг.) – родоначальник классической немецкой философии и основоположник одного из крупнейших направлений в современной теории права – был профессором Кенигсбергского университета. Учение Канта сложилось в начале 70- ...

Политико-правовая программа Вольтера
Общепризнанным лидером французского Просвещения был выдающийся писатель и философ Вольтер (псевдоним, настоящее имя – Франсуа Аруэ, 1694 – 1778 гг.). В историю общественной мысли он вошел как страстный обличитель католической церкви, рели ...

Терминология
Политическая культура – система исторически сложившихся ориентаций сознаний, моделей поведения индивидов и групп, а также моделей функционирования политических институтов, проявляющихся в непосредственной деятельности субъектов политическ ...