PoliticalWay

Все стороны политики

Первый парламентский опыт Германского Союза в трактовке Вильгельма Блоса
Страница 3
Материалы » Политические взгляды Вильгельма Блоса » Первый парламентский опыт Германского Союза в трактовке Вильгельма Блоса

Для существования самого собрания, для проведения новой конституции, которую оно должно было создать силу; ее могло доставить и обеспечить только парламентское войско. Но парламент не создал для себя войска; не было внесено ни одного практического предложения об организации парламентского войска. Между тем, вопреки всем красивым фразам, спорам и прениям не было конца [11, с. 247].

24 июня 1848 г. был принят «Закон о центральной власти», названый «смелым ударом». Он прошел среди зубного скрежета нуклонных реакционеров, – для них «смелый удар» шел слишком далеко. Между тем, при ближайшем рассмотрении, ни реакционеры не имели поводов приходить в печаль от «смелого удара», ни конституционисты – торжествовать. Его основы таковы:

1. Пока не будет окончательно организована правительственная власть Германии, учреждается временная центральная власть для всех общих дел германской нации. Эта власть: а) должна исполнять функции исполнительной власти во всех делах, касающихся общей безопасности и благоденствия германского союзного государства; b) должна взять на себя высшее заведывание всеми вооруженными силами и в частности назначить для них высших военачальников; c) должна играть роль представительства Германии во всех международных и торгово-политических сношений и с этой целью назначать посланников и консулов.

2. В круг деятельности центральной власти не входит участие при выработке конституции.

3. Относительно войны и мира, а также договоров с иностранными державами, решает центральная власть по соглашению с национальным собранием.

4. Центральная власть возлагается на имперского правителя, который избирается национальным собранием.

5. Имперский правитель исполняет свои функции посредством назначенных им министров, ответственных перед национальным собранием.

6. Власть имперского правителя неответственная.

7. С того момента, как начинается деятельность временной центральной власти, прекращается существование союзного сейма.

8. Исполняя дела управления, центральная власть должна входить, насколько возможно, в соглашение с уполномоченными союзных правительств.

9. Деятельность временной центральной власти прекращается, коль скоро закончится выработка конституции для Германии и она вступит в силу [11, с. 251–252].

Вильгельм Блос пишет, что закулисная история «смелого удара», благодаря которому прошел закон, не выяснена до настоящего времени, но из дебатов с полнотой вытекает, что «смелый удар» был наполовину уделом дипломатов вроде Шмерлинга и Винке и наполовину махинацией конституционалистов-аристократов.

29 июня был избран имперский правитель, эрцгерцог Иоганн Австрийский, который прибыл во Франкфурт 12 июня. После этого Союзный сейм закрылся. Его президент Шмерлинг возложил на Иоанна «исполнение конституционных функций и обязанностей союзного сейма». Иоганн должен был являться продолжателем союзного сейма, которого он добыл посредством «смелого удара». Был создан кабинет «ответственных» министров, который охватывал все сферы деятельности государства [11, с. 254–256].

Блос считает, что в слишком уж мирной атмосфере парламента не могли возникнуть новые, спасительные идеи. Собрания потонули в бесконечных спорах об основных правах и потом преподнесло их немцам в ряде абстрактных положений, с которыми никто не считался. Если бы в парламенте господствовало более энергичное настроение, он в надлежащее время придал бы основным правам форму закона во всех государствах Германии и устранил бы все, что стояло с ними в противоречии. А так основные права остались прекрасными словами, напечатанными на бумаге, и ничем более [11, с. 267].

Волна народного движения в это время поднималась все выше. Во многих местах вспыхнули демократические восстания, обусловленные, отчасти быстрым ростом недоверия к парламенту. Однако левые не сумели воспользоваться этими движениями, которые во многом напугали реакционеров. Народные силы постепенно расточались в местных восстаниях и мятежах. Центральная власть со своей стороны сделала все, чтобы задушить новое сопротивление народа. С того времени, как учреждена центральная власть, восстания подавлялись с необычайной решительностью; у реакции теперь появилась организованность, между тем как до сих пор она стремилась использовать только случайные возможности [11, с. 257–259].

Страницы: 1 2 3 4


Статьи по теме:

Реформа и ее место в политическом процессе
Наиболее расширенное понимание реформы (от лат. reformare - преобразовывать) сводит ее сущность к изменению какой-либо существенной стороны жизни общества при сохранении основ его экономического и социального строя. Реформа - не только п ...

Вильгельм Блос об условиях формирования предпосылок революции и движущих силах революции
Описывая положение Германии накануне революции, Блос выделяет следующие моменты: 1815 г. – разделение Германии на 39 государств, в том числе 4 вольных города, а также создание Германского Союза – организации обороны против враждебных втор ...

Революция и общество
Учитывая опыт октябрьских событий в Москве 93 года, где непосредственно принимало активное участие чуть более 20000 человек на многомиллионную Москву, можно конечно предположить, что в революционное движение на периферии вольются в каждом ...