PoliticalWay

Все стороны политики

Наступление реакции в Пруссии и Австро-Венгрии как второй этап революции 1848–1849 гг. в трактовке В. Блоса. Начало реакции в Пруссии и Австрии
Страница 2
Материалы » Политические взгляды Вильгельма Блоса » Наступление реакции в Пруссии и Австро-Венгрии как второй этап революции 1848–1849 гг. в трактовке В. Блоса. Начало реакции в Пруссии и Австрии

Рабочие в Берлине все еще оставались реальной революционной силой проблемой для сил реакции. Целый ряд обстоятельств раздувал возбуждение среди рабочих. Министр труда фон-Патов поставил своей задачей мало-помалу удалять их из Берлина, как наиболее опасный революционный элемент. Однако мероприятие это не удалось осуществить с желаемой быстротой, и прежде чем выполнение было закончено, в Берлине еще раз разразилась катастрофа. В воздухе носились неопределенные слухи о готовящемся государственном перевороте в реакционном духе. Правительство, опасаясь завладения народом оружия из государственного арсенал, стало охранять его силами солдат. Это возбудило негодование буржуазии и гражданского ополчения [11, с. 287].

29 мая 1848 г. восемь тысяч рабочих собрались в манеже пере Пренцлаускими воротами, откуда многолюдной толпой двинулись к ратуше, требуя, чтобы уволенные работники были вновь приняты на работу. Под нажимом было обещано дать работу 3 тысячам рабочих. Но они были выполнены лишь отчасти, и в следующие дни 2 тысячи человек все еще оставались без работы – магистрат заявил, что не может дать им работу [11, с. 282]. Поползла недовольная молва среди рабочих. 14 июня выступление спровоцировали закрытые ворота королевского дворца. Возбужденная толпа сорвала створки ворот и утопила их в Шпре. Возмущение охватило весть город; массы народа вступали в стычки с гражданским ополчением. В городе росло напряжение. Опасения возможной реакции охватили и вооруженную буржуазию. Депутации с требованиями к военному министру очистить арсенал от войск и передать его национальной гвардии не имели успеха [11, с. 288].

26 июня арсенал окружила толпа, полетели камни в гражданских ополченцев, кто-то выстрелил. Последовали ответные выстрелы гвардейцев, убившие и радевшие несколько человек. Толпа была рассеяна, но кровь и трупы возбудили яростное негодование масс, раздались призывы к мести, началось строительство баррикад, разграблены оружейные лавки. Народ захватил арсенал. Но большинство «самоворужившихся» были разоружены союзом ремесленников и студентами; кроме того, как только стало известно о захвате, 24 полка народного ополчения двинулись к арсеналу.

Демократы, организовавшие комитет общественного спасения под руководством Брасса, ни на что не решились. Таким жалким финалом закончился штурм арсенала, начавшийся кровопролитием и возбудивший столь сильное волнение. Демократы показали себя слабой и неумелой политической силой [11, с. 290–291].

Провал демократов подтолкнул реакционеров к действиям. На них, – как пишет Блос, – обрушилась грубейшая ругань, их обвинили в попытки завладеть секретом игольчатых ружей и его продажи французам. Гражданское ополчение обвинено в неспособности поддерживать порядок и правительство получило возможность ввести в город семь батальонов армейских частей. Также в окрестностях столицы стали концентрироваться войска, раньше сражавшиеся в Шезвиг-Голштинии. Вместе с тем были приняты меры по удалению из города рабочих. Значительное их число отправилось на работы на Восточную дорогу, пообещав хорошую плату [11, с. 292–293].

Посреди этих шумных стычек между революцией и реакцией, демократией и аристократией, палата соглашения заседала сосредоточенная, глубоко погруженная в свою конституционную работу. На следующий день собрание объявило своих членов неприкосновенными, и этот закон был санкционирован королем, – первый плод принципа соглашения.

Таким образом, исход июньской битвы неблагоприятно повлиял на германское движение, но в то же время ободрил реакционные элементы. Когда на место французской демократии стала «благородная» военная власть с ее реакционными стремлениями, европейская реакция почувствовала себя свободной от тяготившего над ней кошмара демократической Франции.

Берлинская демократия скоро убедилась, что ей нечего ждать от собрания в консерватории. В то же время реакция в провинции и в самом Берлине поднимала голову. В Померании, Бранденбурге и Саксонии все чаще раздавались голоса, требовавшие покончить с берлинской «анархией» силой оружия. Одной из мер ликвидировать рабочих, было их массовое выселение. По данным В. Блоса около 20 тысяч рабочих направились на Восточную железную дорогу и в провинции [11, с. 318].

Страницы: 1 2 3 4 5


Статьи по теме:

Причины возникновения социальных конфликтов в России
Непосредственно в конфликте сталкиваются интересы двух и более сторон: например, претендентов на одно место, национально-этнических сообществ или государств по поводу спорной территории, двух политических партий при голосовании проекта за ...

Кворум, привилегии, комитеты.
Большой численный состав Палаты лордов отнюдь не означает, что все ее члены регулярно принимают участие в работе палаты. Обычно на заседаниях присутствует лишь около сотни лордов. Кворум же правомочности заседаний составляют всего 3 челов ...

Реализация федеральных целевых программ по развитию проблемных регионов России
Для обеспечения мониторинга и анализа хода реализации целевой программы государственный заказчик (государственный заказчик-координатор) целевой программы ежегодно согласовывает с Министерством экономического развития и торговли Российской ...