PoliticalWay

Все стороны политики

Политическая карта Европы
Страница 6
Материалы » Политическая карта Европы

То же относится и к России, где происходило оформление и укрепление централизованного государства. Важнейшим условием этого длительного про­цесса было дальнейшее объединение русских земель: «собирание земель» и «собирание власти» сопутствовали друг другу. При этом расширение террито­рии Русского государства шло как в западном, так и в восточном и южном на­правлениях.

В первой половине XVII в. расширение границ России по всем направлени­ям продолжалось. Наиболее далеко они продвинулись на востоке. Покорение Сибири происходило невиданными в мировой истории темпами. Огромное про­странство по сути целого континента (каким, без сомнения, можно считать Си­бирь) было преодолено русскими первопроходцами менее чем за 60 лет. Уже в 1639 г. отряд Ивана Москвитина вышел к берегу Тихого океана. На юго-восто­ке границы России стали проходить по Яику (Уралу). А на юго-западе к ней на правах автономии присоединилась Левобережная Украина. По мере пере­численных территориальных приращений Россия все более становится много­национальным государством.

В итоге всех преобразований к середине XVII в. политическая карта Европы, сохранившись в общих чертах, претерпела и отдельные довольно существенные изменения.

Всю среднюю часть Европы по-прежнему занимала Священная Римская им­перия германской нации, граничившая на востоке с Польским и Венгерским королевствами, на севере — со Скандинавскими странами, на западе — с Францией; на юге ее земли местами доходили до Средиземного моря и Адриа­тики. Империя оставалась политически раздробленным государством. То же относится и к Италии, политическая карта которой за это время неоднократно изменялась. В начале XVI в. завершилось также территориальное формирова­ние Швейцарии, которая сначала добилась автономии от империи, а по Вест­фальскому миру была признана суверенным государством.

Вся северная часть Европы была фактически разделена между Данией (с Норвегией) и Швецией (с Финляндией и владениями на южном побережье Балтики). Весь Юго-Восток Европы по-прежнему находился в прямой или вас­сальной зависимости от Османской империи. А на Востоке располагались об­ширная Речь Посполитая и еще более обширное Русское государство.

Особенно обращает на себя внимание сильная чересполосица политической карты Европы, связанная прежде всего с династическими браками и наследова­ниями. В первую очередь это относится к владениям испанских Габсбургов, которые помимо самой Испании включали большую часть Южной Италии, Южные Нидерланды и еще несколько более мелких владений-анклавов. Весь­ма причудливой формой отличались и владения австрийских Габсбургов, охваты­вавшие такие земли за пределами империи (Словакия, Западная Венгрия). Обособ­ленный анклавный характер имели некоторые владения Швеции.

Сильнейшей материковой державой в это время была Франция, которая при Людовике XIV вела почти беспрерывные войны, в первую очередь с авст­рийскими и испанскими Габсбургами, за «упорядочение» и «округление» сво­их границ. В результате этих войн Франции удалось присоединить Эльзас со Страсбургом, южную часть Фландрии и некоторые более мелкие территории — словом, почти все европейские земли, населенные французами, а иногда (Эль­зас) и земли с германоязычным населением. Слабеющая и во многом лишь формально централизованная Испания вынуждена была отдать Франции часть своих владений. Ей пришлось также официально признать независимость Пор­тугалии, виды на которую имели Англия и Франция.

На политической карте Цетральной Европы к концу XVIII в. не произошло особенно больших изменений. По-прежнему ее определяли политически чрез­вычайно раздробленные Германия и Италия. Но в пределах каждой из стран соотношение сил стало складываться по-иному.

Из трех сотен германских государств самым крупным и сильным продол­жала оставаться Австрия, которая к тому же имела несколько отличные от ос­тальной Германии исторические судьбы. Так, владения австрийских Габсбур­гов представляли собой конгломерат земель, включавший помимо основного немецкого ядра славянские земли Чехии, Моравии, Силезии, а также запад­ную часть Венгрии, которая лежала уже за пределами империи. Но в это вре­мя у Австрии появляется сильный соперник в лице Бранденбургско-Прусского государства, быстро расширявшего свои владения и ставшего королевством с династией Гогенцоллернов и со столицей в Берлине. В состоянии полной политической раздробленности и к тому же зависимости от испанских и авст­рийских Габсбургов оставалась и Италия. Самым сильным из ее государств в это время было Сардинское королевство, включавшее Пьемонт, Савойю и ост­ров Сардинию.

На политической карте Северной Европы в этот период больших изменений не произошло. Дании принадлежали Норвегия, которая образовывала с ней еди­ное государство, и Исландия. Благодаря присоединению нескольких провинций на юге и западе территория Швеции сложилась в тех границах, которые существуют и в наши дни. Но кроме того, Швеции принадлежали Эстляндия, Лифляндия и обладавшая значительным самоуправлением Финляндия.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11


Статьи по теме:

Социальная утопия и антиутопия в политике
1. Следует ли из логики К. Мангейма, что мы «обречены» на использование утопий в политике? Какие политические механизмы могут помочь обществу избежать «тотального» воплощения какой-либо утопии? Из логики К. Мангейма следует, что мы так с ...

Политико-правовая идеология крестьянских движений
Ужесточение помещичьего произвола, рост феодальных повинностей вели к усилению крестьянских волнений. Манифест Петра III об освобождении дворянства от обязательной службы государству (18 февраля 1762 г.) толковался как пролог к освобожден ...

Понятие политической идеологии
Политическая идеология представляет собой одну из наиболее влиятельных форм политического сознания, воздействующую на содержание властных отношений, орудие “духовного княжения” (Макиавелли) той или иной политической силы. Со времени появл ...